IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Улей В. И. Ломакина, описание улья и рассуждения о пчеловодстве Ломакина
Игорь Викторович
сообщение 10.10.2013, 7:36
Сообщение #1





Пчеловод
Сообщений: 394
Регистрация: 3.2.2013
Из: Моск. обл
Спасибо сказали: 696

Пчело-стаж:11-20 лет
Пчелосемей:1-10



Впервые узнал о В.И. Ломакине из журнала "Пасека России" 12 за 2011г.

Заинтересовался его подходом, почему он позволил себе и даже не побоялся изобрести новый улей, при большом наплыве зарубежных систем?

- только лишь потому, что он был промышленник и это было ему по карману?
- или в качестве рекламы своего производства?
- или его что-то не устраивало в существующих конструкциях и системах, и он был ищущий человек и всей душой болел за родное отечественное пчеловодство?
- и вообще мне было интересно, что люди думали о пчеловодстве 100 лет назад?

В Ленинке (РГБ) нашел книгу Ломакина "Орудия рамочного пчеловодства..", жаль только,что Владимир Иванович очень лаконично, прямо скупо описал свой опыт!
Считаю мысли В.И. Ломакина - этого национального энтузиаста пчеловодства актуальными и сейчас!

ОРУДИЯ рамочного пчеловодства, изготовляемые в мастерской В. Ломакина.
Харьковъ. Типография Губернского Правления 1896г.

Улей составляет главное орудие рамочного пчеловодства — начну с него. Десять лет, тому назад, начиная заниматься пчеловодством, я мог выбирать только из двух ульев: Долиновского и Берлепша. Ни тот, ни другой мне не нравился—пришлось придумать свой. Но вот появляются сообщения о заморских ульях: англо-американских, английских, французских, итальянских, американских; невольно пришлось вдумываться в эти ульи, сравнивать их со своим, находить в моем недостатки; но не могли не обратить моего внимания недостатки и заморских ульев. И вот после десятилетнего упорного труда над этим предметом я в этом году начал делать улей своей конструкции.
Он состоит из трех отдельных одинаковых сквозных ящиков, поставленных один на другой. (Рис. 1-й). Величина ящика 364X364X228 мм. Каждый ящик сколачивается гвоздями из тонких (3/4 дюйма; 1 дюйм равен 2, 54 см) еловых досок на планках (тоже из еловых досок) в дюйм толщины и 1 3/4 дюйма ширины (рис. 2-й).
Ящик кругом обложен соломою в дюйм толщиною. В ящике помещаются 10 рамок. Каждая рамка покоится на 4 оригинального устройства разделителях, совершенно неподвижна при всяких оборотах улья, при разборке же вынимается свободно. Расстояние между срединами рамок 36 мм. Ящики пригнаны друг к другу скошенными краями. Обыкновенно в таких случаях в верхнем ящике делается четверть—фальц. Скошенный край, имея все достоинства четверти, не имеет одного очень крупного её недостатка: при скошенном крае, при накладывали ящика друг на друга, до последнего, так сказать, момента можно видеть, что находится между ящиками, тогда как четверть закрывает промежуток, и между ящиками при четверти всегда давится много пчел. Кроме того, скошенный край имеет некоторые и другие преимущества перед четвертью, которые становятся понятны только при работе с этим ульем.
Работы с этим ульем не сложны.

Начну с зимовки. Если улей зимует на открытом воздухе, то семья в нем устраивается так. Помещается семья в одном нижнем ящике на 5—6 рамках, сообразно с силою семьи. Эти рамки должны быть сплошь залиты медом и запечатаны. Они помещаются по средине ящика; с той и другой стороны к ним приставлены отгораживающие доски. Сверху рамок—покрышки; на этот ящик ставится другой и оба внутри засыпаются половой. Полову легко заменить соломенными щитами. В таком виде семья остается до того времени, пока не потребуется весною расширить гнездо вставкою пустых отстроенных вощин, что я делаю недели через две после первого облёта. Расширяя гнездо, я сначала вставляю по одной рамке, пока нижний ящик весь не заполнится рамками; вставивши рамку я гнездо опять укутываю так, как оно было укутано зимою. Когда этот ящик весь наполнен вощинами и в нем семье станет тесно, гнездо можно расширить: или сразу на целый ящик, для чего другой ящик наполняется рамками навощенными или с отстроенною вощиной и подставляется под первый; или гнездо расширяется постепенно, каждый раз рамки на две, на три. В последнем случае половина рамок из гнезда переносится в верхней ящик, в тот и другой прибавляется по рамке отстроенной или искусственной вощины; пустые же места в том и другом ящике заполняются соломенными щитами. Когда и в этих двух ящиках пчелам становится тесно, гнездо расширяется третьим ящиком, который подставляется под два первых. Матка естественно переходит на пустые ячейки этого ящика; в нем же пчелы складывают дневную добычу; в верхнем ящике в это время ячейки уже бывают освобождены от детки и залиты медом; здесь медь созревает и печатается; в среднем ящике ячейки освобождаются из под детки и в них переносится уже несколько сгустившийся мед из нижнего ящика. Когда отстроен нижний ящик, верхний бывает готов для центробежки, он опрастывается от меда и опять подставляется под нижние два ящика. Картина в улье переменилась: матка переходит в бывший верхний ящик—теперь нижний и здесь же пчелы складывают добычу; в бывшем среднем—теперь верхнем—мед созревает для центробежки; в среднем же бывшем нижнем, в освободившиеся от детки ячейки пчелы переносят мед из нижнего ящика. Когда берется на центробежку верхний ящик, нет необходимости удалять из него пчел. Ящик берется вместе с пчелами, таких ящиков ставится несколько друг на друга, под них же ставится один ящик с деткою; лётные пчелы слетаю в свои ульи, а молодые—не летные из верхних ящиков собираются в ящик с деткою. Понятно, ящики берутся на центробежку, если стоит прекрасный взяток, если пчеловод уверен что вместо взятого у пчел ящика, у них будет налит медом другой. Если же взяток не богат, то лучше совсем не отбирать меда до окончания его; тогда мед отбирается в августе по окончании взятка, и в то же время семья готовится к зимовке. 5 - 6 лучше отстроенных, залитых и запечатанных рамок оставляются семье на зимовку; в них делаются дырочки для зимнего прохода пчел,—в средних рамках по одной, в крайних по две; помещаются они в средине среднего ящика; с той и другой стороны этих рамок вставляются отгораживающие доски. Рамки с деткою, которых в это время бывает 3—5, помещаются под этими в нижнем этаже. Все остальные берутся на центробежку. Из этих рамок, освобожденных от меда, выбираются 5—6 лучше отстроенных, они помещаются в пустые места нижнего и среднего этажей и вместе с рамками которым были оставлены в нижнем этаже с деткою, хранятся для весеннего расширен гнезда. Все остальные по обсушке их пчелами, перетапливаются. В конце октября (около Харькова) все рамки кроме тех 6-ти, которые помещены в среднем ящике между досками, вынимаются к сохраняются до следующего года; средний ящик становится вниз на него бывший нижний ящик и семья вышеупомянутым порядком укутывается на зимовку.

Хотя мой улей подставками можно расширять неограниченно—можно постоянно держать семью в рабочем настроении и тем предупреждать роение: но бывает, что никакие меры не в состоянии удержать семью от него. Коль скоро пчеловод замечает что в семье не совсем ладно, что она, до сего времени усердно работавшая, начинает лениться он тот же день проделывать над нею такую операцию: берет ящик с маткою, деткою и пчелами, оставляет его на прежнем месте, два же других ящика снимает и ставит сбоку. Оставленный на месте по своему усмотрению расширяет одним или двумя пустыми ящиками. Летная пчела из отставленных ящиков перейдет к матке, потерявши же всю летную пчелу этим будет не до ройки и они охотно примут маточник или молодую—не плодную матку и усердно примутся за работу. Летная же пчела со старою маткою, потерявши 2\3 часть гнезда и детки и взамен их получивши пустые ящики, должна также образумиться: усердно приняться за работу, а матка за червление. Когда же молодая матка оплодотворится и станет червить, семья эта опять соединяется в одну: старая матка удаляется; поставленные же сбоку ящики опять ставятся на старое место. Правда, улей получается довольно большой—в 4—5 ящиков, но ведь и семья не мала! Этот способ кроме того, что устраняет роение и держит семью в постоянном рабочем настроении, хорош еще и тем, что сменяет маток.

Обдумывая этот улей, я имел в виду большие коммерческие пасеки—ульев, в 600—1,000, в местностях с капризным, случайным взятком. Ульи эти осенью, зимою и весною стоят в одном месте, летом же к главному взятку развозятся, не больше, как по 60—100 ульев по округе. Я хотел этим ульем упростить и облегчить уход за пчелами в рамочных ульях, чтобы ими мог работать простой, да¬же не грамотный пчеловод, чтобы этими ульями можно было работать не рамками, а этажами, чтобы им можно было устранить это громадное зло в пчеловоде — роение, чтобы его свободно можно было перевозить с места на место. На последнее обстоятельство я обратил особенное внимание, и думаю, что его удобнее перевозить, чем малороссийскую дуплянку. Рамки в нем не велики, почему вощина даже без проволоки держится крепко, особенно если в ней несколько раз выводилась детка. Рамки в ящике, благодаря особым paзделителям, неподвижны; они даже не могут во время перевозки подпрыгивать вверх, потому что разделители верхнего ящика нажимают на верхние линейки рамок нижнего ящика. Дно, потолок и ящики, стянутые болтиками тоже совершенно неподвижны по отношению друг к другу. Вставляются в потолке и дне вентиляторы; весь улей стягивается болтиками,— и вот он в минуту—две совершенно готов в путь по самой отвратительной дороге. На дрогах в 2 аршина ширины и в 4 аршина длины помещается 18 ульев.

Предлагая свой улей, я не предлагаю новость. Такой улей— составной, надставной и в то же время подставной известен с давних пор, как заграницей, так и у нас: в Германии давно известен составной улей Криста, в Англии улей Кована, у нас улей Шаповаленка, золотой Куланды, улей Губарева. Да и теперешний модный улей Дадана тоже составной. Разница между этим и вышеупомянутыми ульями состоит лишь в том, что Дадан для своего улья взял больший, чем те, ящик, надставлять его таким же большим ящиком оказалось неудобно, так он надставной ящик заменил полуящиком. Почему не привились ни у нас, ни за границей составные ульи, потому что изобретатели не умели их рекламировать и распространять свои изобретения, потому ли что в период изобретения таких ульев не было еще ни центробежки, ни искусственной вощины, или почему либо другому сказать трудно. В Харьковской губернии между простыми крестьянами довольно широко распространен составной улей Шаповаленка. Сначала он был линеечный, теперь приделывают к нему рамки, покупают для него вафельницы, искусственную вощину, цинковые решетки, сами делают центробежки. Ко мне за искусственной вощиной и решетками для таких ульев нередко приходят пешком крестьяне за 100 и более верст, некоторые такие экскурсии совершают ежегодно. Такие пчеловоды свои ульи и свои способы пчеловождения держат от других пчеловодов в большом секрете, слывут между ними за колдунов, которым, под видом пчел сам черт носит мед и обирает для них соседние пасеки.

Значит мой улей не есть что либо новое: если уменьшить немного рамку—он будет ульем Криста или Шаповаленка: если же увеличить ее, он станет ульем Лангстрота, Рута и т. п. Сделавши свой улей я только, как цветисто выражается наш народ: «перевернул старую бабушку, да на новый лад».
Заводящего мои ульи предупреждаю не видеть в них чего либо необыкновенного. С появлением у нас улья Дадана, некоторые стали смотреть на улей как на предмет который делает чудеса - создает взяток. Многие думают - стоит только завести улей Дадана и мед польется рекой, а вместе с медом посыплются деньги, только расставляй карманы. Нередко мне приходится слышать:—«раньше я несколько лет возился с Берлепшами, сколько ни бился, ничего не выходило, а в том году сделал 50 Даданов и слава Богу, взял от них по 2 пуда на круг меда». Или:—«по всей округе пчелы еще с августа стали мереть от голода, а я от своих Даданов взял по пуду меда и им оставил фунтов по 30». Выходит по мнению этих, что улей создает взяток, если его не дает природа, делает чудеса. Предупреждаю, что мой улей такого чуда не сделает, взятка не создаст. Если из рамочного улья можно взять больше меда, чем из неразборного, иногда значительно даже больше, так это не потому, чтобы рамочный улей создавал медосбор, а по другим причинам. Искусственною и прошлогоднею отстроенною вощиною и соответственным укутыванием гнезда пчеловод в значительной степени может усилить размножение пчел и получать к главному взятку значительно больше рабочей силы в рамочном улье, чем в неразборном; и во время главного взятка посредством расширения улья, отборки меда, дачи пустых рамок из под центробежки и дачи рамок с искусственною вощиной пчеловод может всю эту силу держать в рабочем настроении и заставлять усиленно работать. Если же пчеловод с весны искусственною и отстроенною вощиною и соответствующим укутыванием гнезда не поможет размножению семьи, если и во время главного взятка предоставит семью самой себе, то какой бы ни был рамочный улей, в нем пчелы ни на одну каплю не соберут больше меда, чем собрали бы в дуплянке. Значит рамочный Улей без трудолюбия, знаний и умения пчеловода, без искусственной вощины, без центробежки не только не лучше дуплянки, а значительно хуже: в дуплянке пчелы предоставленные сами себе все таки как нибудь да будут водиться; а в рамочном улье без рачительного умелого ухода за ними никогда не поведутся.

Кроме этого улья в моей мастерской изготовляются еще ульи Дадана по чертежу Бeртранa. Правда мне очень не нравится рамка Дадана—по моему она через чур велика, но в виду всеобщего у нас увлечения ульем Дадана, в виду полученных мною нескольких хороших отзывов об этом улье я хочу в следующем году попробовать у себя на пасеке этот улей; и вот, я теперь, благодаря тому, начал изготовлять ульи Дадана. Помещать здесь рисунок и описание улья Дадана я нахожу излишним,—о нем много писали и изображали его во всех формах и видах. Укажу только на некоторые особенности изготовляемых мною ульев. Улей сколачивается на еловых планках в дюйм толщины из еловых в 3/4 дюйма толщиною досок. Боковые стенки и дно обкладываются соломою в дюйм толщиною, передняя и задняя в 3 дюйма. Клеенка, которую пчелы всегда прогрызают, заменена тонкими дощечками, закрывающими промежутки между рамками. Нижний разделитель: зигзагообразная проволока Дадана: верхний же оригинальный разделитель по идее нашего пчеловода Чайкина. Нижний разделитель употребляется только при перевозке. Верхний при работе снимается, так, что, имея при перевозке все преимущества мертвых разделителей Лайанса он не затрудняет разборку улья, как разделители последнего.

Я сказал, что как свои ульи так и Дадана, я делаю из тонких досок и обкладываю соломою; укажу причины, почему я предпочитаю такой улей улью из толстых досок и улью с двойными стенками. Улей обложенный соломою обходится немногим дешевле чем какой либо из двух последних. Но такой улей теплее чем из толстых досок, не требует покраски и всегда имеет приличный вид. Солома не задерживает сырости и тонкая деревянная стенка такого улья всегда суха и не загнивает как в двустенном улье. Он никогда не коробится, не разбухает, не образует щелей, ни на один мм ни при каких обстоятельствам не изменяет своих внутренних размеров ни в одном направлении. На сколько такой улей тёпел можно судить из следующего. У меня в таких ульях пчелы укутанные как я выше сказал всегда зимуют на открытом воздухе и за 10 зим мною не потеряно ни одной семьи. Подмору бывает так мало, что я его никогда не выметаю, пчелы сами при первом же облете удаляют из ульев весь накопившийся за зиму сор и в том же числе несколько десятков трупов своих товарищей, вероятно, не от холода, а умерших естественною смертно.

Не раз я слышал возражение против ульев обложенных соломою, что мыши легко могут портить солому. У себя на пасеке не замечал я ничего подобного, хотя у меня ульи стоят попарно и между ульями мышам удобно, кажись, было бы ютиться. Да если бы иногда и случился такой грех—переменить солому не Бог весть что стоит; вреда же пчелам мышь не сделает так как она все равно не прогрызет деревянной стенки улья и не заберется в улей.

После улья самое важное орудие рамочного пчеловодства составляет искусственная вощина. О ней мною написана книга с таким же заглавием, почему здесь я ограничусь немногими добавлениями и разъяснениями к выше упомянутой книжке.
Вощину я изготовляю пяти сортов: гнездовую тонкую и толстую, первая с сплюснутою ячейкою, вторая с правильною, и медовую: пчелиную, трутневую и полутрутневую. Сам я употребляю гнездовую вощину только тонкую - в 400 кв. вер. в фунте, эта вощина при длине в 4 1/4 вершка отстраивается пчелами прекрасно и при отстройке вытягивается не больше чем сколько нужно, чтобы сплюснутая ячейка получила правильную форму. Наващивать целиком сравнительно высокую рамку Дадана (6 вер.) тонкою гнездовою вощиною опасно: от тяжести листа при духоте в улье верхние ячейки могут вытянутся более чем сколько нужно, и получатся таким образом неправильные. Проволокою же укреплять тонкую вощину безусловно нельзя: она не смотря на проволоку от оттягивания пчелами начатков все-таки будет вытягиваться и благодаря проволоке будет сильно коробиться. Если за границею укрепляют в рамках Дадана вощину проволокою, так это потому, что там употребляют не тонкую, я толстую вощину, в 180—200 кв. вер. в фунте, которая настолько толста, что от оттягивания пчелами начал вытягиваться никак не может, не может следовательно и коробиться. Но такая толстая вощина крайне не экономна. Почти вся ценность искусственной вощины падает на воск и только очень малая часть приходится на работу: при цене вощины в 33 руб. пуд. 27 руб. падает на воск и только шесть рублей на переработку его в вощину. Почти, следовательно за одну и ту же цену площадь тонкой вощины можно имеет вдвое больше чем толстой. Но при умелом и внимательного отношении к делу и в рамках Дадана тонкая гнездовая вощина может быть отстроена идеально. В прошлом году на одной пасеке около Харькова мне пришлось видеть гнезда отстроенные в рамках Дадана на тонкой искусственной вощине. Bcе рамки были отстроены правильно, просто таки—идеально, все—как одна. Способ же Чайкина (пчеловода означенной пасеки) крайне прост: просторный улей, хорошая вентиляция, большое сравнительно с семьею гнездо: он вставляет в улей две—три рамки с искусственной вощиной подряд в средину гнезда, через день он их поворачивает, через день поворачивает снова, неровности в то же время выправляет руками и наблюдает за рамкою ежедневно до тех пор, пока пчелы не отделают ее настолько, что уже испортить не могут. И вот таким образом он в первый же год своего пчеловодства получил в 50 ульях Дадана так идеально отстроенные гнезда, каких мне никогда нигде не приходилось видеть.

Раньше я увлекался трутневой медовою вощиною, но скоро заметил, что пчелы, при наших плохих взятках, неохотно заливают ее медом—оставляют для расплода, а матка, если как-нибудь доберется до неё, сплошь засевает ее яйцами. Это обстоятельство заставило меня перейти к медовой вощине полутрутневой. Правда, пчелы не считают ее за трутневую и охотно заливают медом; но матка, если врывается в магазин, всегда кладет на ней много трутневых яичек. Последнее побудило меня изготовлять медовую вощину с пчелиною ячейкою и я сам теперь употребляю одну эту. Медовою вощину я употребляю самую тонкую, в 600—650 вер. в фунте. Хотя такая вощина в верхних ячейках иногда сильно вытягивается, но с этим неудобством еще можно мириться: растянутая ячейка в сотовом меде не имеет значения. Не знаю, что за причина заставляет американцев и англичан употреблять медовую вощину гораздо толще нашей—в 480— 520 кв. вер. в фунте.
Давая весною пчелам рамки с искусственною вощиною и рамки с прошлогоднею отстроенною вощиною я заметил, что матка замечательно быстро и хорошо червит на только что оттянутой пчелами искусственной вощине, отчего к главному взятку семьи, которым давалась для расширения гнезда иск. вощина, были гораздо сильнее тех, которым для этой же цели давались рамки с отстроенною в прошлом году иск. вощиною. И вот вследствие этого я положил себе за правило, начиная с 12-й рамки, расширять гнезда одною искусственною вощиною.

Вощину я изготовляю на вальцах. Одну весну я изготовлял ее на вальцах полученных мною из Америки от Вандерворта. Но с 90 года я изготовляю вощину только па вальцах своей работы. Вначале я копировал вальцы Вандерворта, хотя в первых же моих вальцах ячейка была сделана больше чем в вальцах Вандерворта именно такой величины, как в нашей естественной вощине. Теперь мои вальцы уже так много отличаются от вальцов Вандерворта, что я могу их назвать вальцами моей конструкции Кое что у них осталось от вальцов Вандерворта кое что позаимствовано у Рута и много добавлено чисто своего. После семилетней работы над вальцами, теперь они много отличаются от тех которые я делал вначале, как по своему внешнему виду, так и по достоинству. Сначала гравировка была у меня ручная и как таковая не могла быть особенно точная; в последнее же время мною придуманы и сделаны специальные машины для гравировки и эти в этом году так усовершенствованы что при посредства их возможна гравировка на очень твердых сплавах, даже, если бы то нужно было, на стали. При прежних, же приборах можно было гравировать только на мягких сплавах, отчего пальцы много теряли в своей работоспособности и требовали умелого и осторожного обращения с собою. Но не смотря на такие результаты, достигнутые мною в производстве вальцов, я не могу сказать, чтобы в этом деле дошел до крайнего предела: каждые последующее вальцы у меня выходят лучше предыдущих и обходятся мне дешевле, и я имею основание предполагать, что мною вальцы много и долго будут усовершенствоваться и в то же время удешевляться в производстве.

Прикрепленное изображение
Перейти в начало страницыВставить ник
Цитировать сообщениеБыстрая цитата
Георгий-спб
сообщение 10.10.2013, 9:32
Сообщение #2





Пчеловод
Сообщений: 850
Регистрация: 7.2.2012
Из: Ленинград.
Спасибо сказали: 1077

Пчело-стаж:6-10 лет
Пчелосемей:1-10



Здравствуйте.
У меня об улье Ломакина есть статья в журнале "Пчеловодство" №5 за 2009г. Мне скопировать не удалось.
А также слова ув. VOLMARA_GEORGA: ....Об улье Ломакина сохранилось очень мало сведений. Мне пришлось по крупицам воспоминаний его соратников и пчеловодов того времени (особенно Покорский-Журавко) собирать этот улей. Он имеет два варианта по высоте рамки (228мм. и 150мм.) и внутренний размер корпуса 320мм. х 380мм. В технологическую цепочку входило от 4 до 8 корпусов. В случае медового направления использовались корпуса на рамку 228мм., в разведенческом - 150мм. Но самое важное кроется в понимании Ломакиным силы семьи. Семья должна иметь возможность реализовать ВСЕ свои функции, а вмешательство пчеловода состоит в коррекции развития в зависимости от поставленной задачи, и работать только корпусами. Ломакин много лет бился над проблемой сырости в улье, но удовлетворяющего его самого решения не нашёл. Обращался к учёным разного профиля из Харьковского университета, бесполезно. Тогда он пошёл по пути подсказанному Витвицким - максимально увеличивал воздушное пространство, кроме, как он писал, головки. Результат неизвестен. После ранней смерти удивительно талантливого изобретателя, его мастерская была продана за долги, архив практически не сохранился. Я в своей работе использую доработанную версию этого улья. И по сравнению с Даданом это огромный шаг вперёд в плане сохранения потенциала пчелиной семьи.
Георгий.
Перейти в начало страницыВставить ник
Цитировать сообщениеБыстрая цитата
Игорь Викторович
сообщение 10.10.2013, 20:31
Сообщение #3





Пчеловод
Сообщений: 394
Регистрация: 3.2.2013
Из: Моск. обл
Спасибо сказали: 696

Пчело-стаж:11-20 лет
Пчелосемей:1-10



Георгий, спасибо за дополнение и интересную информацию!

Возможно определяя размер рамки Ломакина я ошибся, указав высоту рамки - 220, и ширину 350 ( в предыдущей статье); так как величина корпуса: 364х364х228

Очень интересно Ваше мнение, почему выбрали именно улей Ламакина, и в чем была доработка?
Перейти в начало страницыВставить ник
Цитировать сообщениеБыстрая цитата

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Пчеловодство Сейчас: 22.10.2019, 21:55

 Rambler's Top100 Каталог@MAIL.RU - каталог ресурсов интернет